БОГОРОДИЦА, ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ, ДЕВА МАРИЯ,БОГОМАТЕРЬ, Житие5

Пресвятая Богородица. Основные праздники: Благовещение - 7-е апреля,
Успение - 28-е августа, Рождество - 21-е сентября, Покров - 14-го октября,
Введение во храм - 4-е декабря.

маркированный список

В начало

маркированный список

Назад

маркированный список

Дальше

ДУХОВНАЯ ТКАНЬ ФАТИМСКИХ ЯВЛЕНИЙ

Иеродиакон Макарий (Петанов) 

“Возлюбленные! не всякому духу верьте,
но испытывайте духов, от Бога ли они”.
(I Иоан. IV, I) 

“по плодам их узнаете их”.
(Мф. VII, 20) 


Введение 

В последние годы в некоторых православных изданиях* можно было встретить сочувственные мнения о так называемых Фатимских явлениях 1915-1917 гг., 

(*См., например, сборник эсхатологических материалов “Россия перед Вторым Пришествием”, Св.-Троицкая Лавра, 1993г., с. 200-202, Анна Ильинская “Старцы о последних временах”, с. 30, 71 и некот. др.)

бывших в Португалии в местечке Кова да Ирия. Сочувствие это основывается на том, что в контексте Фатимских событий упоминается Россия, “обращение России”. Но каков сам контекст? Оставляет ли он нам основание для сочувствия этим упоминаниям? Насколько обоснованы надежды на какое бы то ни было “взаимопонимание” с католицизмом по поводу Фатимы, имевшие уже и некоторый общественный резонанс (телемост Фатима-Москва 13 окт. 1991г.) Что же реально произошло? Какие признаки имеют Фатимские явления? Попробуем разобраться. 

Трое португальских детей: Франсишко и Жасинта Марту и, особенно, Лючия даш Сантуш стали свидетелями и восприемниками особых многократных сверхъестественных воздействий при явлении существ, признанных за ангела и Богородицу, причем последние из явлений сопровождались небесными знамениями при большом стечении народа. Франсишко и Жасинта вскоре умерли, а Лючия, став католической монахиней, многие годы сохраняла внутреннюю зависимость от происшедшего с ней, получала еще “откровения” и была для католиков как бы пророчицей, ясновидящей, которой многое открыто в судьбах мира. Отношение католического духовенства к явлениям развивалось от первоначального недоумения и недоверия до всекатолического приятия их и “благословения” своеобразной фатимской индустрии – внесения в Розарий, широкого тиражирования текстов, триумфального шествия по миру специальным образом изготовленной Фатимской статуи, благодарственных паломничеств римских пап и т. п. Из многочисленных опросов Лючии, проведенных латинскими клириками, родилось немалое количество книг, три из которых, как получившие на русском языке наибольшее распространение, мы и используем в нашей работе. Это “Фатима. Повесть о Фатиме, величайшем чуде нашего времени”, Брюссель, 1991г. (в дальнейшем у нас – ФПФ), “Фатимская весть: трагедия или надежда?” Антонио А. Борелли, Париж, 1992г. (в дальнейшем у нас – ФВ) и “Матушка Лючия рассказывает о Фатиме”, Португалия, Фатима, 1991г. (в дальнейшем – МЛрФ). Последняя содержит личные воспоминания Лючии, написанные в несколько приемов, с уточнениями и повторами. Надеемся, что наш читатель не поскучает обилием документальных текстов – мы намеренно идем “от материала”, чтобы попробовать на ощупь саму ткань явлений: что она нам расскажет о Фатиме. 

 

Начало Фатимских явлений

(МЛрФ, с. 152-153, с. 125) 

“Это было между апрелем и октябрем 1915 г.”, – вспоминает Лючия, – “Примерно в полдень мы съели наш хлеб, взятый с собой, и после этого я предложила моим подругам прочитать со мной Розарий, с чем они охотно согласились. Как только мы начали молитву, мы увидели перед глазами над деревьями как бы висящую в воздухе фигуру, похожую на статую из снега, которая становилась прозрачной, когда ее пронизывали лучи солнца”, “что-то похожее на облако, белее снега, прозрачное и напоминавшее человека”. – “Что это такое, – испугавшись спросили мои спутницы. – Я не знаю. 

Мы продолжали нашу молитву, не сводя глаз с этой фигуры, которая исчезла, как только мы кончили. Как обычно я об этом никому ничего не сказала. Но мои подружки,* придя домой, рассказали об этом происшествии в своих семьях. 

*Сестры Тереза Матиас и Мария Роза Матиас, а также Мария Жустино упоминаются только при первых трех явлениях. Во всем дальнейшем, кроме Лючии, главными свидетелями были Франсишко и Жасинта Марту.

Это известие распространилось, и однажды, когда я пришла домой, моя мать спросила: 

– Послушай, говорят, что ты там что-то (я не знаю что) видела. Что ты видела? 

– Я не знаю. 

И так как я не могла выразиться, я добавила: 

– Это выглядело как существо, одетое в простыню. 

Так как я хотела сказать, что я не смогла увидеть лицо, я добавила: 

– Я не знаю имело ли оно глаза и руки”. 

“Это было явление Ангела, – пишет в другом месте своих воспоминаний Лючия, – который тогда, конечно, еще не решался открыться”. 

“В другие дни это повторилось еще два раза”. 

Итак, появилось нечто в поле зрения. Являлось три раза. 

Далее следует контакт. Но не будем забегать вперед, и несколько первых замечаний сделаем уже сейчас. 

1). Зыбкость, как бы неполнота реальности явлений (“Это выглядело как существо, одетое в простыню” и “я не знаю, имело ли оно глаза и руки”) может быть сопоставлена со сверх-реальностью описаний явлений, сохранившихся в православной традиции, с особой яркостью даже до деталей (см. Приложение III, 5). Но это нам для определения источника фатимских явлений дает не слишком много – из православной же традиции известно, что и бесовское явление может быть ослепительно ярко (см. Приложение II, 3, 4). Гораздо важнее сейчас нам заметить, как эта зыбкость в самых первых трех явлениях перетекает в 2). неопределенность чувств у детей, в зыбкость – уже их реакции: вызваны любопытство и интерес, и недоумением тронуло, пошатнуло границу сознания, “явление молчит – и Лючия не могла выразиться”, а последующее за 3). многократностью явлений (предварительных явлений “ангела” – 3, впереди 3 – контактных явления “ангела” и еще 6 – явлений ”Дамы”) – 4). привыкание детей, особенно Лючии, привыкание к недоумению, – мы получаем характеристики почти медиумические, и естественно возникает вопрос: не ищет ли этот странный образ, внесенный в сознание Лючии через зрение как некий прилог, 5). соизволения на приятие? Чего, как известно, никогда не ищет благодать, приходя, по свидетельству Свв. Отцов, вполне самовластно, властительно: “Должно заметить, – пишет Святитель Игнатий Брянчанинов, – что падший дух, желая овладеть Христовым подвижником, не действует властительски, но ищет привлечь согласие человека на предлагаемую прелесть и по получении согласия овладевает изъявившим согласие...”, а “Святой Дух действует самовластно, как Бог: приходит в то время, как смирившийся и уничиживший себя человек отнюдь не чает пришествия Его. Внезапно изменяет ум, изменяет сердце. Действием Своим объемлет всю волю и все способности человека, не имеющего возможности размышлять о совершающемся в нем действии.” * 

(*Цит. по кн: Архимандрит Лазарь. О тайных недугах души, М.1995, с. 74 -75.)

Контактные явления “ангела” 

(МЛрФ, с. 152-154, с. 65). 

“В отдалении через деревья в направлении востока (мы) увидели свет, белее снега, в форме прозрачной фигуры юноши (“14-15 лет”), сиявшей как кристалл на солнце”. “Увидели, что фигура двигается на нас через оливковую рощу”. “Чем ближе он подходил, тем лучше мы могли различить черты его лица. Мы были удивлены и заворожены. Мы не могли вымолвить ни слова. Когда он приблизился, то сказал: 

– Не бойтесь, я Ангел мира! Молитесь со мной. 

Он опустился на колени и склонил голову до земли. Захваченные сверхъестественной силой, мы сделали то же самое и повторили слова, которые услышали от Него: 

– Боже, я верую в Тебя, я молюсь Тебе, я надеюсь на Тебя, я люблю Тебя. Я прошу у Тебя прошу у Тебя прощения за тех, кто не верит в Тебя, не молится Тебе, не надеется на Тебя, не любит Тебя. 

После того, как мы повторили это три раза, Он поднялся и сказал: 

– Так вы должны молиться. Сердца Иисуса и Девы Марии ожидают ваших сугубых молений. 

И Он исчез. Атмосфера сверхъестественности, окружавшая нас, была так сильна, что довольно долго мы сами себя не осознавали. Мы оставались в положении, в котором нас оставил Ангел, и повторяли ту же самую молитву. Мы чувствовали присутствие Бога так сильно захватывающе, что не отваживались даже говорить между собою. Даже на следующий день наш дух был погружен в ту же атмосферу, которая очень медленно исчезала...” 

“Его слова настолько глубоко запали в нашу память, что мы их никогда не забывали. С этого момента мы проводили много времени, повторяя эти слова и настолько низко склонялись, что иногда падали от усталости.” 

Здесь тоже обретается нечто интересное. “Ангел” начинает общение с детьми, предлагая им не что иное, как 6). Молитву поклонения. Здесь нельзя не заметить, что православная традиция сохранила немало описаний случаев, когда именно с поклонения начинают духи зла обольщение подвижников, свое преобладание над ними. Только в Киево-Печерском патерике встречаем таких два случая: в житии преп. Никиты затворника* и в житии преп.Исаакия затворника**. 

(*Киево-Печерский Патерик, Киев, 1991, с. 94 -95. см. наше Приложение II, 2.

**Там же, с. 89, см. наше Приложение II, 3)

Об этом знал и говорил преп.Антоний Великий: 

“Приступив, они говорят испуганным: “Простритесь и воздайте поклонение”. Таким образом они обманули язычников, и признаны ими за богов.”* – говорил преподобный Отец об опрометчивом поклонении как начале демонослужения. 


(*Цитируется по: Свят. Игнатий Брянчанинов, Аскетические опыты, т.3, М,1993, с.39.)

Любопытно в фатимской молитве поклонения то, что в ней а). нет имени Божия – это интересно именно ситуативно, в молитве поклонения и в момент знакомства (см. Приложение IY, 1), а так-то и бес может произносить имя Божие (ср. Мф. YIII, 29), с удивлением обнаруживаем также и то, что молитва, повторяемая детьми за “ангелом”, б). дерзновеннее первосвященнической молитвы Христа, сравни: “Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои” (Иоан. XYII, 9), ”Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их” (Иоан. XYII, 20) и “Я прошу у Тебя прощения за тех, кто не верит в Тебя, не молится Тебе, не надеется на Тебя, не любит Тебя” (повторяют дети за фатимским “ангелом”). Господь призывает всех, вернее, лично каждого, и нельзя человеку спастись, если он не будет заботиться об этом или если он сам не хочет этого, как нельзя причаститься вместо кого-то. Так не слишком ли тяжелый груз наваливает “ангел” на детей, еще торопившихся, по свидетельству самой Лючии, от кое-как совершаемой молитвы к игре? 

Что сказал Господь пророку Ездре, возревновавшему об Израиле? “И Он сказал мне: нет судии выше Бога, нет разумеющего более Всевышнего. Погибают многие в этой жизни, потому что нерадят о предложенном им законе Божием. Ибо строго повелел Бог приходящим, когда они пришли, что делая, они будут живы, и что соблюдая, не будут наказаны. А они не послушались, и воспротивились Ему, утвердили в себе помышление суетное. Увлекшись греховными обольщениями, сказали о Всевышнем, что Его нет, не познали путей Его, презрели закон Его, не имели веры к обрядовым установлениям Его, не совершали дел Его. И потому, Ездра, пустым пустое, а полным полное”. (3 Ездры, YII, 19-25). 

И если первые доконтактные явления “ангела” мы определим как прилог, то можно сказать о совместных поклонах “ангела” и детей в терминах аскетики как о совпадении мгновенного сочетания с образом “ангела” в помысле и сложения в специфической физической форме – совместного поклонения и молитвы. 

“Второе явление должно быть было в разгаре лета (1916 г.). В эти особо жаркие дни мы загоняли стадо уже к полудню домой и только к вечеру снова выгоняли его. Часы послеполуденного отдыха мы проводили в тени деревьев... 

Внезапно мы увидели перед нами того же Ангела: 

– Что вы делаете? Молитесь, много молитесь! Сердца Иисуса и Девы Марии предназначили для вас дела милосердия. Беспрестанно приносите Всевышнему молитвы и жертвы. 

– Как нам приносить жертвы? – спросила я. 

– Превратите все, что можете, в жертву, чтобы искупить грехи, которые оскорбляют Его, и принесите их как просьбу за обращение грешников. Завоюйте этим мир вашей родине. Я– ее Ангел – Хранитель, Ангел Португалии* 

(*А вот пример околофатимского мифотворчества: в книге М. А. Стаховича “Фатимские явления Божией Матери утешение России”, 1992, с.12, “ангел.” явившийся детям и назвавшийся Ангелом Португалии, назван уже Архангелом Михаилом.)

Прежде же всего примите страдания и в послушании перенесите все, что Господь вам пошлет. 

Эти слова Ангела как бы зажглись светом в наших сердцах, светом, который нам показал, что есть Бог, как Он нас любит и хочет быть любим нами. Мы поняли значение жертв, и что Ему мило, и как Он во имя жертв обратит грешников. 

С этого времени мы начали жертвовать Господу все, что было нам неприятно, но тогда мы еще не изобретали особых умерщвлений плоти и самоистязаний, мы только часами молились молитвами Ангела, распростершись на земле”. (МЛрФ, с. 153) 

(МЛрФ, с. 153-154, с. 125) 

“Третье Явление было видимо в конце сентября или начале октября... мы пошли с Прегуэйра (это небольшой оливковый участок моих родителей) к Лана до Кабесо, и наш путь шел по склону со стороны Альюстреля и Каза Велья. Там мы сначала прочли Розарий и молитвы Ангела, данные нам в первое Явление. Пока мы там были, в третий раз явился Ангел. Он держал в руке Чашу, над Ней парила Облатка, из которой падали* капли Крови в Чашу. 

*В ФПФ, с. 10 - “сочились из Хлеба и падали в Чашу”.

Ангел оставил Чашу парить в воздухе, встал с нами на колени и дал нам три раза повторить: 

– Святая Троица, Отец, Сын и Дух Святой, в глубоком страхе я молюсь Тебе, и жертвую Тебе на ценное Тело и Кровь, Душу и Божество Иисуса Христа, присущего во всех Дарохранительницах Земли, ради искупления за все поругания, богохульство и равнодушия, которые оскорбляют Его Самого. Через бесконечные заслуги Его Святейшего Сердца и Непорочного Сердца Девы Марии и прошу Тебя об обращении грешников. 

После этого Он встал, взял Чашу и Облатку, подал мне Святую Облатку и разделил Кровь в Чаше между Жасинтой и Франсишко, говоря: 

– Примите Тело и пейте Кровь Иисуса Христа, которого так страшно оскорбляют неблагодарные люди. Искупите их грехи и примирите Вашего Бога. (курсив везде наш-иерод. М) 

Он снова встал на колени, повторил с нами еще раз ту же самую молитву: ”Святая Троица” и исчез. 

Заворожены силой сверхъестественного, которая нас окружала, мы во всем повторяли действия Ангела, мы опустились на колени и повторили молитвы, которые ОН читал. Сила присутствия Бога была так сильна, что она нас абсолютно сковала и подавила. На некоторое время, кажется, она отняла у нас возможность управлять собой. В эти дни мы совершали нашу повседневную работу как бы носимы тем же сверхъестественным существом, которое нами повелевало. Чувства мира и счастья, которые мы ощущали, были огромны, но чисто духовны, и полностью концентрировали наши души в Боге. Телесное измождение, которое нас придавливало к земле, тоже было огромным”. 

“Жасинта сказала: – Я не знаю, что со мною! Я не могу ни говорить, ни петь, ни играть и ни на что не имею сил”. Франсишко же, не слышавший слов Ангела, но павший на колени рядом с девочками, говорил после явления: 

“Я очень рад, когда вижу ангела. Но плохо, что после этого ты ни на что не способен. Я не мог даже как следует ходить. Сам не понимаю, что со мной было”. 

По второму и третьему контактным явлениям “ангела” можно заметить следующее. В них появляется призыв “ангела” к 7). Искупительным жертвам: “принесите, что можете в жертву, чтобы искупить грехи, которые оскорбляют Его” (2-е явл.) и “Искупите их (людей) грехи и примирите Вашего Бога” (3-е явл.). Не странно ли это? Не наглядное ли подтверждение слов Святителя Игнатия Брянчанинова, что “ересь – это, отвержение Искупителя?” * 

(*Святитель Игнатий, Аскетическая проповедь, т. IY, М. 1993, с. 224, “О причине отступления человеков от Бога”. Владимир Зелинский, переводчик ФВ на русский, переводит иногда “загладить” вместо “искупить”, может быть, невольно чувствуя богословскую несостоятельность новоявленных фатимских “искуплений”.

*Святитель Игнатий, Аскетическая проповедь, т. IY, М. 1993, с. 224, “О причине отступления человеков от Бога”. Владимир Зелинский, переводчик ФВ на русский, переводит иногда “загладить” вместо “искупить”, может быть, невольно чувствуя богословскую несостоятельность новоявленных фатимских “искуплений”.)

Кто может искупить грехи людские, кроме Агнца Божия? Разнообразные жертвы знал Ветхий Завет: жертву всесожжения, жертву за грех, жертву вины, мирную – очищения, ревнования, возлияния, хлебное приношение – и все они прообразовали искупительную умилостивительную Жертву Сына Божия и Святую Евхаристию. Если мы встречаем у св. апостола Павла слова “я уже становлюсь жертвой” (2 Тим. IY, 6), то не будем забывать, что первые христиане, в полноте благодатных даров, понимали жизнь и смерть как причастность Христу и лишь постольку как участие свое в Его Жертве. Природа Церкви евхаристична, и в Церкви постоянно возобновляется Единственная, Христова Жертва. “Оставьте меня быть пищею зверей и посредством их достигнуть Бога. Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтобы я сделался хлебом Христовым” (К Римлянам, IY, глава), *– пишет священномученик Игнатий Богоносец, – “чтобы посредством мученичества мне сделаться учеником Того, Кто Самого Себя принес за нас в приношение и жертву Богу” (К Ефесянам, I глава)** 

(*Ранние Отцы Церкви, 1988, Брюссель, с. 124.

**Там же, с. 102.)

Останавливает наше внимание и странная фраза из молитвы “ангела” в 3-м явлении, перед “причащением” детей: “жертвую Тебе на (?!! –иерод. М.) ценное Тело и Кровь, Душу и Божество Иисуса Христа, присущего во всех Дарохранительницах Земли, ради искупления за все поругания, богохульства и равнодушие, которые оскорбляют Его Самого”. Что человек грешный может пожертвовать на Тело и Кровь Христову, на Божество? Не 8). богохульство ли это, скрадываемое латинским обрамлением? 

По образу действия “ангела “в 3-м явлении можно говорить об определенной 9). непростоте, искусственности в жестах и всей картине: “Он держал в руке Чашу, над Ней парила Облатка, из Которой падали Капли Крови в Чашу или “Капли Крови сочились из Хлеба и падали в Чашу и, когда Ангел пал перед Нею, Она повисла в воздухе, как бы поддерживаемая невидимыми руками” (ФПФ, с. 10). Это “парение в воздухе”, это картинное “сочение крови” слишком сильно отзывается общим 10). экзальтированным тоном всей католической воображательно – молитвенной мистики, безблагодатность которой раскрыта как прелесть в сочинениях Свят. Игнатия Брянчанинова, проф. А. Ф. Лосева,* в статьях проф.ФМДА А. И. Осипова**. 


(*Лосев А. Ф. “Очерки античного символизма и мифологии”. М.1993,с. 881 -888.

**” Ищущему спасения” - Православная беседа 5, 1994, и “О индивидуальном религиозном откровении” - Свет Православия, 9, 1995 г.)

Примером экзальтированной молитвенной поэтики в параллель к 3-му явлению фатимского “ангела” могут служить и слова “католической святой” Екатерины Сиенской (письмо 371): “Боже вечный, прими в жертву мою жизнь в сем мистическом Теле – Св. Церкви. Мне нечего дать, кроме того, что Ты дал мне. Возьми же мое сердце и выжми его над лицом Своей Невесты.” * 

(*Цит. по книге: Антонио Сикари. Портреты святых, т. II, Милан, 1991 г.)

Факт 11). изнеможения, измождения детей после явлений, с их же слов, можно считать установленным. Изнеможение бывает и от благодатных видений. Как бы не хотелось здесь с легким сердцем вспомнить изнеможение пророка Даниила (Дан. X, 5-8: “и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его – как топаз, лице его – как вид молнии: очи его – как горячие светильники, руки его и ноги его по виду – как блестящая медь, и глас речей его – как голос множества людей. И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мной люди не видели этого видения: но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться. И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости”), но поостережемся из внешнего совпадения по факту изнеможения делать поспешные выводы, и не только потому, что в видении Даниила иной “вкус” сверхреальности, но и потому, что изнеможение от ”явлений” известны и в иных традициях, например : ”Тяжко явление бога, представшего в собственном виде” (“Илиада” XX, 131) или в той же уфологии. 

Приходилось также слышать мнение, что причащение “ангелом” детей под двумя видами (т. е. хлеба и вина) говорит в пользу благодатности фатимских явлений, так как католики причащают мирян только под видом хлеба. Такое суждение представляется нам поверхностным. Православная традиция сохранила предостережение о возможности бесовского подлога в видимости причащения. В “Лавсаике” встречаем: ”Однажды сатана, приняв на себя образ пресвитера, поспешно приходит к авве Иоанну и делает вид, будто хочет преподать ему Причастие. Но блаженный Иоанн, узнав его, сказал: 

– Отец всякого обмана и всякого лукавства, враг всякой правды! Ты не только непрестанно обольщаешь души христиан, но и дерзаешь ругаться над самыми Святыми Таинствами. 

Диавол отвечал ему: 

– Едва не удалось мне уловить тебя. Ибо этим способом я обольстил одного из твоих братий и, лишив рассудка, довел его до сумасшествия. Многие праведники молились за него и едва возмогли привести его в разум. 

Сказав сие он удалился”.* 


(*Цит. по Книге. Назидательные истории о кознях демонов и помощи ангелов. Синтагма, 1996, с. 9.)

Первое явление Дамы. 
13 мая 1917 г. 

(МЛрФ, с. 155-157, ФПФ, с. 13) 

“Я играла с Франсишко и Жасинтой на вершине склона Кова да Ирия. Мы строили стену вокруг куста, когда внезапно увидели сияние подобное молнии. 

– Лучше пойдем домой, – сказала я моим маленьким родственникам. 

– Сверкает молния и может начаться гроза. 

– Ну, ладно! 

Мы начали спускаться по склону и гнали перед собой овец в направлении дороги. Когда мы были почти в середине склона, рядом с большим дубом, мы внезапно увидели еще одну молнию и через несколько шагов нашим взорам предстала на скальном дубе Женщина, одетая вся в белое и сиявшая ярче солнца. Она излучала еще более сияющий свет, чем самое яркое солнце, которое падает через хрусталь, наполненный водой. Потрясенные этим явлением мы остановились. Мы стояли так близко, что находились в сиянии, которое Ее окружало или которое Она излучала. Расстояние было примерно полтора метра. Тогда Богородица сказала: 

– Не бойтесь! Я не причиню вам зла! 

-Откуда Вы явились? – спросила я Ее. 

– Я пришла с Неба! 

– И что вы от меня хотите? 

– Я пришла для того, чтобы попросить вас приходить сюда в течение шести последующих месяцев каждого 13 числа в то же самое время. Тогда Я скажу вам, кто Я, и что Я хочу. После этого Я вернусь сюда в седьмой раз. 

– Я тоже попаду на Небо? 

– Да! 

– И Жасинта? 

– Тоже! 

– И Франсишко? 

– Тоже, но он должен будет прочитать еще много раз Розарий. 

Я помню еще, что спросила после о двух девушках, которые умерли незадолго до этого. Они были моими подругами и учились у моих старших сестер ткать. 

– Попала Мария дас Невес на Небо? 

– Да. 

(Я думаю, ей было примерно 16 лет). 

– И Амелия? 

– Она останется до страшного суда в чистилище. 

(Я думаю, что ей было примерно 18 или 20 лет). 

– Хотите вы предложить себя Богу, чтобы переносить все страдания, которые Он вам пошлет, во искупление грехов, которые так оскорбляют Его, и ради обращения грешников? 

– Да мы хотим! 

– Тогда вы должны будете много страдать, но милость Божья будет вашей силой! 

Когда Она сказала эти слова (милость Божья и т. д.), Она открыла ладони и передала нам сильный свет, который как бы отражался от Ее рук. Он проник нам в грудь и в глубину души, и мы почувствовали себя в Боге, Который и был Свет, более ясно, чем если бы мы отражались в зеркале. Движимые внутренним побуждением, которое было нам сообщено, мы упали на колени и с большой искренностью повторили: 

– О, Пресвятая Троице, я молюсь Тебе, Боже мой, я люблю Тебя в Святом Таинстве. 

Через несколько мгновений Богородица добавила: 

– Читайте ежедневно Розарий, чтобы обрести мир на земле и пришел конец войны! 

После этого Она начала медленно подниматься в направлении восхода солнца, пока не исчезла в бесконечности пространства. Свет, который Ее окружал, казалось, прокладывал Ей путь через небосклон. По этой милости мы могли в какой-то степени считать, что видели открывшееся нам Небо”. 

“Франсишко слышал только часть всего этого разговора – слова Лючии – он видел Даму неземной красоты, но не слышал Ее слов. Он не был так поглощен всем происходящим, как девочки, и время от времени поглядывал на овец, которые пытались уже проникнуть на чужое поле. Мальчик двинулся было, чтобы побежать за ними, но Дама остановила его: ”Пусть Франсишко остается тут – овцы ничего не испортят”, – Сказала Она. И, действительно, когда видение кончилось, дети убедились, что там, где прошли овцы, трава осталась нетронутой”. 

Вот, собственно, что известно по первому явлению Дамы. 

Сделаем несколько замечаний по образу явления и действия. Дама движется в воздушном пространстве: “в бесконечности пространства”, “путь через небосклон” (МЛрФ, с. 157), как и “ангел” “движется”, “приближается” (МЛрФ, с. 152) в первом контактном явлении. Подробнее об околоземном воздухе см. у нас ниже, при разборе знамений последних явлений. 

Теперь же скажем определенно о 12). специфичности света и его испускания, света, из которого как бы состоят явления “ангела” и “Дамы”: “свет, белее снега, в форме прозрачной фигуры юноши, сиявшей, как кристалл на солнце” (МЛрФ, с. 152) и “Она излучала еще более сияющий свет, чем самое яркое солнце, которое падает через хрусталь, наполненный водой” (МЛрФ, с. 155), – устойчивые на протяжении всего фатимского материала сравнения с хрусталем, снегом и кристаллом дают нам право говорить о характеристике фатимского света, близкой к а). преломлению. Далее “Она открыла ладони и передала нам сильный свет, который как бы отражался от Ее рук. Он проник нам в грудь и в глубину души, и мы почувствовали себя в Боге, Который и был Свет, более ясно, чем если бы отражались в зеркале” (МЛрФ, с. 156). Не случайно, наверно, в этом небольшом абзаце дважды говорится об б). отражении, даже о зеркале. Мы рискнем здесь, на основании слова “передала”, глагола совершенного вида прошедшего времени, сделать предположение и о в). импульсивности светоизлучения. Эти полученные в анализе характеристики света наводят нас на категорию безжизненности (как и сравнения с хрусталем, снегом, кристаллом) его, вполне отличной от по-своему непрерывающейся и, если можно так выразиться, органичной деятельности благодати Святого Духа. 

Любопытно и следующее. “Франсишко слышал только часть всего этого разговора – слова Лючии – он видел Даму неземной красоты, но не слышал Ее слов. Он не был так поглощен всем происходившим, как девочки, и время от времени поглядывал на овец, которые пытались уже проникнуть на чужое поле. Мальчик двинулся было, чтобы побежать за ними...” (ФПФ, с. 13). Интересно, что, например, преп. Михей, послушник преп. Сергия, присутствующий при явлении Богоматери преп. Сергию, тоже не слышит произносимых слов, но он настолько потрясен происходящим, что, как он говорит, у него “чуть душа не разлучилась с телом” (Приложение III,2). Франсишко же как бы не вовлечен в первое явление Дамы, несколько безучастен, – это уже совершенно иной фон неслышания слов, и на этом шаге нашего исследования мы можем предполагать 13). телепатический способ обращения Дамы к Лючии, или, говоря языком аскетики, обращение через помысел, влияние: “Я не могу быть уверенной в точности каждого слова. Я сохранила скорее смысл и облекла его в слова то, что поняла. Это не легко объяснить”(ФВ, с. 26), – свидетельствует Лючия на одном из опросов. Интересно в этой связи вспомнить и другое знаменитое католическое явление – Лурдское (1858 г.) – спутницы 14 – летней Бернадетты Субиру не слышали “девушки в белом” и даже не видели “ее”: “во время ее (“девушка в белом”) явлений (всего их было 18) Бернадетта часто приходила в состояние экстаза и не реагировала на происходящее вокруг, даже если огонь свечи обжигал ей руки. Все видели, что девочка говорит с представшим ей видением, что на ее лице появляется то выражение счастья и блаженная улыбка, то выражение грусти и чуть ли не слезы по-видимому, в зависимости от того, что она слышит”. * 


(*Антонио Сикари, Портреты святых, т. II, Милан, 1991, с. 102.)

Эти мысленные собеседования и особенно, вопросы Лючии к Даме – точная иллюстрация к определению сочетания, в терминологии преп. Нила Сорского. * 

(* “собеседование с пришедшим помыслом, т. е. как бы тайное от нас слово к явившемуся помыслу... принятие приносимой от врага мысли, удержание ее, согласие с ней и произвольное допущение пребывать ей в нас”. - Преп. Нил Сорский, »став о скитской жизни, Свято-Троицк. Серг. Лавра, 1991, с. 18.)

По содержанию “откровения” Дамы, в первом ее явлении, находим искательство соизволения на приятие. Мы уже имели повод говорить об этом фатимском свойстве выше (см. пункт 5). Но тогда оно следовало из характеристик явлений “ангела” – зыбкости, многократности, неопределенности чувств и привыкания детей, теперь же Дама выговаривает свою просьбу о соизволении детей: 

“Я пришла для того, чтобы попросить вас приходить сюда в течение шести последующих месяцев каждого 13 числа в то же самое время. Тогда я скажу вам, кто Я и что Я хочу. После этого Я вернусь сюда в седьмой раз” (МЛрФ, с. 156). Характерно, что искало соизволения на общение с собой и Лурдское явление, “похожее на девушку в белом”, уславливаясь с Бернадеттой: “не окажете ли вы любезность приходить сюда пятнадцать дней?” * 

(*Антонио Сикари, Портреты святых, т. II, Милан, 1991, с. 103.)

Вырисовывается и еще нечто, прямо неприемлемое. Это ведь только популяризаторам латинства в России таким как Виктор Шиловский, догмат 14). а). о чистилище, мелькнувший в словах Дамы (МЛрФ, с. 156), б). причащение на пресном хлебе (см. выше, Облатка в третьем контактном явлении “ангела” – МЛрФ, с. 154) и в). занятия Розарием, “есть ряд мелких деталей, которые связаны с чисто католическим религиозным ритуалом, вытекающими из них традициями и религиозной повседневной практикой, отличной от привычной для русских православных людей” (МЛрФ, с. 9-11). Мы, вслед за Отцами, святость которых свидетельствована Церковью, видим это иначе. Вот как, например, пишет о догмате чистилища преп. Максим Грек, увещевая латинян: “отступите от пагубной Оригеновой ереси (анафематствованой на Y Вселенском соборе – иерод. М.), которая чистилищным огнем в течении многих лет очищает души, наполненные всякими грехами, и за тем оттуда препровождает их в жизнь вечную. Это учение не только делает многих ленивыми к исправлению себя от грехов – тем, что они ожидают себе очищение по смерти в чистилищном огне, но еще извращает и учение о праведном суде”, * и, в другом месте: “сказано: уклонися от зла и сотвори благо (Пс. 

(* “Против лживого сочинения Николая немчина о соединении православных с латинянами” - Преп. Максим Грек, Творения, часть 2, Св.-Троицк. Серг. Лавра, 1996, с.131.)

33, 15): и получившему здравие сказал: ктому не согрешай, да не горше ти что будет (Иоан. Y, 14), а не сказал, что очистишься посредством чистилищного огня. И древо, не приносящее доброкачественных плодов, посекается и в огонь вметается (Мф III, 10), а не очищается. Также о воскресении сказал Господь, что изыдут из гробов в нестареющую жизнь сотворшие благая, а не сотворшие зла: ибо эти последние изыдут из гроба не в воскресение живота, а в воскресение суда, и не после чистилищного, по-вашему огня”. * А об опресноках тот же преподобный Отец пишет: “не от боговдохновенных Петра и Павла и прочих их последователей получило начало опресночное жертвоприношение, но от безумного Аполлинария, который безумно пустословил, что Бог-Слово принял бездушное тело, созданное прежде всей твари и прошедшее через чистую Отроковицу, как сквозь некоторую трубу. 

(*“Слово похвальное Апостолам Петру и Павлу: здесь же и обличение против латинских трех больших ересей” - Там же, с. 106.)

Поэтому, он и возбранял класть в божественный хлеб соль и закваску, так как солью изображается ум, а закваскою душа. А когда он дерзнул ввести это нововведение относительно божественной просфоры, в то время великий Кесарийский пастырь, горя апостольскою ревностию, злочестивый догмат его обличил письменно (речь идет о Василии Великом – иерод. М.). Этим ясно доказывается, что в то время везде приносился квасной хлеб, согласно древнему учению и просвещению честнейших проповедников Бога-Слова. Поэтому, как порождение еретической мысли, а не апостольское просвещение, и не древнее учение и многолетний обычай, – отвергните от общества верных этот догмат, чтобы быть вам во всем непорочными и непреткновенными. Ибо в бесквасном приношении жертвы заключается не малая часть израильского праздника”, * – и, далее, в другом сочинении, преп. 

(*Там же, с. 118.)

Максим приводит 70-е апостольское правило и 11-е правило Пятого Лаодикийского собора против употребления опресноков как иудействования. * 

(*“Ответ Николаю латинянину” Там же, с. 318.)

Не старые ли иудейские опресноки латинян отзываются в теперешнем филоиудействе их попыток вести диалог “как дети Авраама с детьми Авраама”, отказываясь, таким образом, от Христа.* 

(*см.Русский вестник, 1993, 6, с. 11, а также Архим. Серафим (Алексиев), Архим. Сергий (Язаджиев). Почему православному христианину нельзя быть экуменистом, Санкт-Петербург, 1992, с. 215 -228.)

маркированный список

В начало

маркированный список

Назад

маркированный список

Дальше

 


Главная

Иконы

Молитвы

Copyright © 2008. S.O.V. 
E-mail:
autograph-mus@narod.ru